СТРАХА БОЛЬШЕ НЕТ
Этот рассказ я хочу подарить на день рождения 26 февраля инструктору по подводному плаванию Алексею, с которым встретилась в Египте в январе 2005 года.

СТРАХА БОЛЬШЕ НЕТ

Море сияло и слепило глаза. Всего через полчаса белая яхта "Синбад" подойдет вон к тому берегу, неторопливо пришвартуется - египтянин Абу, спрыгнув в воду, зацепит трос за прибрежный коралловый риф - и начнется его работа. Собственно, она уже началась. В кают-компании, посадив туристов покучнее, Алексей проводит так называемый инструктаж. Как дышать в трубку, как надевать маску, как "переговариваться" под водой - все, о чем должен знать дайвер-чайник. Он не любит слова "дайвер". Есть же нормальное русское "инструктор по подводному плаванию". Правда, звучит длинновато, да и на девушек действует не сразу. Услышав прозаическое "инструктор", они все время уточняют: "Это дайвер?" - и только потом Алексей ловит на себе их восхищенные взгляды.
А чайники они почти все. Туристы. Разные, каждый день. Одни уверенные и немного самонадеянные - это те, кто уже погружался под воду один или несколько раз, а потому чувствуют себя приобщенными к дайверской касте. Другие веселые и бесшабашные: это от незнания разных подводных подробностей и от распирающего их желания попробовать что-то новенькое и потом похвастаться перед теми, кто еще не пробовал. Третьи… Их он называл "особо впечатлительные девушки". При этом возраст значения не имел. Впечатлительной могла быть и двадцатилетняя студентка и пятидесятилетняя деловая тетка, которую "расколбасило" в отпуске заняться чем-нибудь из ряда вон. Таких он старался "вычислить" заранее, еще во время вот этого самого инструктажа. Сделать это было довольно просто:
… - Как правильно дышать, повторяю для особо впечатлительных девушек, - специально погромче говорил Леша. При этой фразе они сами себя выдавали, вскидывая на него немного испуганный и какой-то беспомощный взгляд.
Сегодня особо впечатлительных было двое. Обе в возрасте. Одна с мужем, другая с двумя взрослыми сыновьями. В белых штанах, морской тельняшке и с рисованной татуировкой вокруг запястья. Решительная с виду дамочка. Такие под водой инструктора не слушаются, а прут сразу напролом к понравившемуся коралловому рифу, хотя еще в трубку толком дышать не умеют. Но когда Алексей заполнял список ныряльщиков, она твердо сказала ему: "Нырять не буду!" и он вздохнул про себя с облегчением. Значит, придется возиться только с одной. Хотя…
Он не мог понять тех, кто не хочет даже заглянуть туда. В тот мир, что скрыт от посторонних глаз такими приветливыми в солнечную погоду сине-белыми волнами. А там, под ними, своя жизнь, как ему казалось, намного прекраснее, чем здесь, на земле. С особой густой тишиной и райскими коралловыми кущами. С всепоглощающим ощущением полной собственной свободы. И полета, тягучего и неторопливого, который не испытаешь на поверхности. Там тебя обступают стаи рыб и отступает время - под водой, оно обволакивает и убаюкивает тебя и тянется не так, как на земле. В свои первые погружения, поднимаясь, он с удивлением обнаруживал, что провел под водой полчаса или минут сорок, - а казалось, что был там каких-то десять-пятнадцать минут, не больше…
Собственно, из-за этого он и не может усидеть в Москве. И каждый зимний сезон, а в Египте это с октября по март, он едет сюда и нанимается на "Синбад" инструктором по подводному плаванию. Обыкновенная работа ему, экономисту по образованию, менеджеру по продажам в крупной фирме, казалась пресной. Он быстро скучнел, поправлялся килограмм на десять и чувствовал, что хотя много суетится, жизнь проходит мимо…
Ну вот и стоянка. Абу уже вылез на палубу и завернулся в полотенце, сегодня ветер. Вода в море теплая, а вот вылезать наружу, да еще без гидрокостюма, сущее наказание. Ну что, есть время выпить чашку кофе, выкурить сигарету и пора одеваться самому и одевать чайников. Вон они, суетятся у пластмассовых контейнеров, выбирая себе по размеру костюмы, ласты и маски, фотографируются, смеются. Та, которая сразу не захотела нырять, крутится возле своих сыновей, подначивает их, помогает им выбирать ласты. Ребята вроде ничего, с ними проблем быть не должно. Готовятся к погружению серьезно. Алексей по опыту знал, что такие потом обычно "подсаживаются" на дайвинг, приезжают снова и снова.
…Он стал ее уговаривать "сходить под воду" на этой самой стоянке, перед вторым погружением. Первое прошло нормально - ее сыновья вынырнули на поверхность в полном восторге и сейчас, за обедом, с увлечением рассказывали друг другу и остальным, каких рыб видели на глубине, до какого коралла удалось дотронуться рукой. А их "мамашка" в белых штанах и тельняшке, лениво поковыряв обед для дайверов, с чашкой кофе и сигаретой сидела на скамейке открытой палубы и смотрела на море. Алексей складывал в контейнеры ласты-маски ненавязчиво, как бы сам с собой, рассуждал:
- Нет, попробовать надо. Вы дышать в трубку, наверное, боитесь? Так это дело привычки, тут приноровиться надо. Я когда работал инструктором в Крыму, навсегда запомнил свою первую ученицу: она боялась моря, плавать не умела абсолютно и все-таки решилась погрузиться под воду. Трусила ужасно, но переломила себя: потом мне рассказывала, что перед погружением всю ночь не спала, переживала, как оно получится… Все получилось. Я ей на память потом фотографию подарил и написал только три слова: "Страха больше нет". Разговорившись, они познакомились, женщину звали Тамара. В ответ, видимо, чтобы поддержать разговор, она рассказала, как в детстве ее учил плавать родной дед. Способ был варварский: он скинул ее с лодки на середине озера, и то, что отпечаталось тогда в ее детском сознании, осталось с ней на всю жизнь - она сучит ногами, пытаясь найти опору, но уходит все дальше ко дну, и вместо крика, поднимаются вверх только пузыри из открытого рта… Дедушка вытащил тонущую внучку. Она сейчас даже плавать умеет, даже, говорят, что не просто так, а каким-то стилем. Но, как говорится, только вдоль берега, когда точно знает: в любую минуту она может достать ногами дно. Если нет, обнимает тот давний, детский страх. Тот самый, который мешает этой женщине вот сейчас, в данную минуту, радоваться и получать от этого жаркого, яркого дня и синего, приветливого моря удовольствие. Он остается с ней - даже не в словах, которые она сейчас произносит, а в больших, немного печальных глазах. Но вдруг, прервав себя на полуслове, она твердо сказала: - Знаете, я хочу попробовать… Можно?
С юмором и прибаутками она стала надевать гидрокостюм, примерять маску и ласты, пробовала дышать в трубку. Юмор был немного нервный. И когда она уже была, что называется, во всеоружии - баллон с воздухом за спиной, пояс с грузом на талии - струсила… - Нет, Алексей, извините, не могу. Боюсь…
Было видно, что он расстроился. Хотя чего ему? Ну не прыгнула в воду какая-то тетка - как говорится, баба с возу… Ничего удивительного, обыкновенная трусиха. Удивился он по-настоящему, когда через день она снова с сыновьями пришла на "Синбад". Облачилась в подводную амуницию и с дрожащими коленями по железной лестнице спустилась в воду. Она вцепилась сначала в трос, потом, когда он с трудом заставил ее чуть-чуть отплыть, вцепилась в его руку. Дышала в трубку ровно, без паники, но вот на глубину идти отказывалась. Он показывал ей рифы и стаи рыб, он искренее хотел, чтобы она прониклась этой картиной и забыла об этой проклятой глубине! Но она, казалось, ничего не видела, или не хотела видеть, или не понимала, что видит, и периодически выныривая, выплевывала изо рта трубку и жалобно просила:
- Лешенька, миленький, я боюсь, давай скорее вернемся…
Они вернулись. Она сидела в кают-компании, закутавшись в большое белое полотенце - на палубе дул сильный ветер - и дрожала всем телом. Она совсем не была похожа на человека, который только что одержал не только какую бы то ни было победу, но самую главную - победу над собой. Над Тамариной мокрой, жалкой, дрожащей фигурой стояла толстая, большая веселая простая тетка, которая приперлась на "Синбад" со своим ныряльщиком-мужем просто так, за компанию, и громко говорила:
- Да ты, Томка, молодец! Все-таки побывала в воде! Наступила на себя! А что на пять метров под воду не пошла, не переживай: вон Валентина Терешкова, ее когда в космос запустили, говорят, обосралась от страха - и ничего! На землю села, сразу героиней стала. Вот и ты про свой страх забудь! Страха нет, поняла? Был и прошел! Сейчас пройдет! Зато приедешь в Москву, всем говори, что дайвингом занималась! Это сейчас модно, поняла? Имеешь право!