"Старый добрый Иосиф"
Каждый дайверский сезон из порта Лохусалу практически ежедневно выходит дайв-бот. Как правило, не просто заполненный, но переполненный дайверами-любителями. Маршрут следования всегда один - к останкам турбоэлектрохода "И.Сталин". Походы сюда практически не зависят от погодных условий, также здесь очень доступная глубина для начинающих дайверов, на дне большое количество артефактов, разбросанных на довольно обширной площади. Все это и позволяет дайверам Эстонии называть врек "старым добрым Иосифом".
Корабль был построен в 1938-1939 гг. по заказу Советского Союза в Амстердаме. До начала Великой Отечественной Войны совершал рейсы по Балтике. Имел водоизмещение 8945 двт, длину - 135,7 м, ширину - 18 м, высоту борта - 9,7 м, осадку - 6,3 м. На корабле были размещены 2 паровые турбины - 9000 кВт. В круизах принимал на борт 421 пассажира. С началом войны судно было передано для нужд Балтийского военно-морского флота. 1 декабря 1941 года на "И.Сталин" началась погрузка эвакуируемых войск с военной базы полуострова Ханко. Транспорту был присвоен номер ВТ-501. О перегруженности корабля может говорить тот факт, что в каюту, рассчитанную на 3-х человек, размещали взвод бойцов. По утверждению командира базы Ханко С.И.Кабанова, на лайнере находилось не менее 5589 эвакуируемых бойцов. Было даже дано распоряжение о том, что в случае внештатных ситуаций, таких как обстрел или взрыв, всем оставаться на месте, так как судно сильно перегружено и простое перемещение экипажа опасно. В ночь на 3 декабря 1941 года караван кораблей покинул базу Ханко. Корабли шли строем, впереди - три тральщика, затем еще два, следом эсминец "Стойкий", турбоэлектроход "И.Сталин", эсминец "Славный", еще один тральщик, замыкал строй катер "Ямб". Имелся еще отряд сопровождения из семи катеров морских охотников и четырех торпедных катеров. В полночь, при смене курса корабли вошли на плотное минное поле и движение застопорилось из-за необходимости замены перебитых тралов. "И.Сталин" имел большую парусность и при свежем ветре его снесло с протраленной полосы. Последовал первый взрыв у левого борта, через пару минут взорвалась вторая мина, теперь уже у правого борта. Затем было еще два взрыва. У корабля были оторваны корма и носовая часть. Попытки эсминца "Славный" взять транспорт "И.Сталин" на буксир ни к чему не привели. Минное поле было настолько плотным, что команде приходилось шестами отталкивать мины от бортов корабля. Финская береговая батарея открыла огонь по кораблям, и в довершение ко всем бедам, крупнокалиберный снаряд попал в трюм, заполненный бойцами, сидевшими на мешках с мукой и ящиках с боеприпасами. Последствия этого выстрела были ужасны. В течение трех часов, при штормовой погоде, военным кораблям удалось снять 1740 человек. Тральщики, эсминец и катера были переполнены, люди стояли на палубе вплотную друг к другу. Дальнейшие работы по спасению "И.Сталина" не представлялись возможными и караван кораблей ушел.
Впоследствии все выжившие очевидцы этих событий подчеркивали, что самым страшным в это время была охватившая всех находящихся на корабле паника. Это по-своему можно объяснить. Люди находились в замкнутых пространствах и серия взрывов, со страшной силой, разрывающей корабль на части, породила панику. Попытки всей людской массы выскочить на палубу, в темноте, привели к тому, что люди не осознавали, что делали. Кто-то пытался остановить панику, применяя при этом даже оружие. Описывались случаи, когда люди стрелялись сами. Солдаты бросались в воду, где их давило бортами подошедших для спасения кораблей. С отходом кораблей на останках искореженного корпуса лайнера оставалось более 2500 уцелевших и раненых бойцов. Многие стали пытаться соорудить из подручных средств плоты и не веря, что корабль долго продержится на плаву, люди бросились на спущенный на воду плот. Большинство сразу же было смыто в море штормовой волной. До берега добралось только 6 человек. Но кто-то продолжал выполнять свой долг. Именно благодаря механикам турбоэлектрохода, несмотря на практически полное разрушение судна, продолжали работать насосы, откачивающие воду из трюмов. На третий день корабль продрейфовал мимо маяка Палдиски. К нему подошли немецкие тральщики. Немцы высадили группу автоматчиков, которая забрала капитана судна, командиров, офицеров и политработников. Затем сняли и всех рядовых. Позже корабль прибило к отмели в районе Лохусалу.
Судьба экипажа и пассажиров сложилась по-разному. Некоторые попали в финский плен, где условия были гораздо более мягкими, чем в немецком плену. Но впоследствии всем пришлось пройти через сложнейшую и унизительную процедуру государственной политической проверки в лагерях НКВД. В 1953 году останки "И.Сталина" пытались резать на металл, но было обнаружено большое количество снарядов, переложенных слоями мешками с мукой. Сверху все это было усыпано останками истлевших тел защитников Ханко. Обнаруженный опасный груз уничтожили, людские останки были захоронены.
Но многочисленные артефакты - свидетельства этих событий войны и сегодня можно найти на дне моря у мыса Лохусалу.

22.03.2005

Нас радует, что публикации сайта находят отклик у наших читателей и, конечно, для нас бесценно мнение реальных участников описываемых событий. Поэтому без всяких комментариев мы помещаем воспоминания одного из свидетелей гибели лайнера "И.Сталин". Благодарим автора за предоставленный в наше распоряжение материал.

Гибель "Иосифа Сталина"
"Иосиф Сталин", пассажирско-грузовой пароход, был в ту ночь набит до отказа - вместо положенных 1800 человек на нем было 6500 человек - надо же было всех вывозить как-то. В трюмах была такая комбинация: ящики со снаярядами, потом мешки с мукой, и двухъярусные нары. Я был в носовом трюме. Хотя был декабрь, было страшно душно - так много было народа, поэтому люки в трюм были открыты. И вот, порядка двух часов ночи раздался взрыв - как выяснилось потом, это "Иосиф Сталин" задел параваном мину. Мина разорвалась на безопасном от корабля расстоянии, но столб воды накрыл корабль и брызги попали в трюм. Я, как и часть любопытствующих, успели выскочить на палубу. Потом случилось следующее - я только потом это понял - тем, кто был на мостике, нужно было выкинуть новый параван и идти дальше; они же, наоброт, дали машине стоп, ход назад, и тут же сел кормой на еще одну мину. И "Иосиф Сталин" остался без руля, без хода, безо всего. Вместе с нами шли два эсминца и тральщики - эсминец подошел, бросил леер, и команда "Иосифа Сталина" на носу начала выбирать буксирный конец, чтобы дальше нас буксировать. А дело в том, что ночь лунная, все видно, и уже начался артобстрел - два взрыва на море, это же неспроста! Финских батарей мы не видели, они били из-за горы, а вот вспышки со стороны Эстонии видно было хорошо. Большой паники в тот момент на корабле еще не было, так как никто ничего не понял - два взрыва и все. И вот тот самый момент, когда команда уже выбирала буксирный конец на носу, снаряд попал в нос, пробил палубу и разорвался в трюме. Я в этот момент был на застекленной прогулочной палубе - декабрь, холодно уже - и все это видел как бы со второго этажа. От взрыва снаряда сдетонировали снаряды в трюме, и все, кто был в трюме, и на носу, порядка 600 человек, взлетели на воздух. Огненный столб метров на семьдесят, руки, ноги, головы. После этого носовая часть отвалилась очень быстро, буквально за несколько секунд ушла под воду. Эсминец бросился наутек - нельзя в таком состоянии буксировать, да тут еще обстрел. Вот тут и началась паника. Подошли два тральщика, но как такая масса народа на два тральщика уместится? Кто в воду, кто в шлюпки, кто куда. Я забрался в шлюпку, стали спускать, но поскольку в нее набилось вместо 20 положенных человек сорок, получилось следующее: один трос уже отпустили, а второй остался, так что наша шлюпка стала в вертикальное положение, и мы все, как горох, посыпались в воду. Декабрь, в такой воде много не поплаваешь. Мне в это раз очень крупно повезло - волна была сильная, и с "Иосифа Сталина" были спущены шторм-трапы. Меня волной к шторм-трапу прибило, и я взобрался на борт. А иначе борт корабля - метров пятнадцать, как на него забраться? Бегу по палубе, думаю, где бы обсушиться или переодеться. И вдруг слышу: музыка играет! Открываю дверь в каюту, а там на столе спирт, сидит компания, и патефон играет. Я им говрю: "Вы что тут делаете?" А они в ответ: "Помирать, так с музыкой! А ты что, купаться собрался? На вот, выпей". Дали мне сухую робу и стакан спирта. А я тогда не пил, да и сейчас не пью, в общем, через пять минут я уже спал, и что дальше происходило, не знаю.
Проснулся - в каюте пусто, никого нет, везде остатки еды разбросаны. На борту еще много народа осталось, а корабль с несколькими отсеками, герметичными, и дрейфует себе понемногу. Правда, немного погружаясь все время. Потом, через пару дней, появились два тральщика - один под немецким, второй под финским флагом. А мы тогда уже на мель сели, около Палдиски. Встали на расстоянии порядка полутора километров от нас. На катере выслали парламентера под белым флагом, немецкие офицеры поднялись на борт и в каюте встречались с нашими офицерами. Не знаю, о чем они там полчаса говорили, но через полчаса наши офицеры (их было человек 11-12) вышли оттуда без ремней, портупей и оружия, сели в катер и уплыли. А нам в рупор переводчик кричит: "не вздумайте применять оружие, через два дня придет баржа и вас заберет". Действительно, через два дня пришли две баржи и старая яхта, нас погрузили, и повезли в Палдиски.