Гибель парохода "Сааремаа"
"Дипломатическая Миссия Эсти в Р.С.Ф.С.Р. имеет честь обратить внимание Народного Комиссариата по Иностранным делам на то крайне тревожное состояние в Эсти, которое вызвано гибелью эстонского парохода "Сааремаа" в ночь на 8 сего декабря вблизи города Кронштадта. Гибель названного парохода произошла при таких таинственных невыясненных обстоятельствах, которые неизбежно вызывают разные фантастические рассуждения в обществе вплоть до ограбления и потопления этого парохода судном буксировавшим его через лед от Кронштадта в открытое море". Это выдержка из Вербальной ноты номер 2674 от 22 декабря 1921 года. Орфография и пунктуация документа сохранена.
Не менее фантастические варианты развития событий выдвигаются сегодня в некоторых российских публикациях. Утверждается, например, что пароход "Сааремаа" пришел в Петроград с целью обмена продуктов питания на драгоценности и после успешных спекулятивных операций попытался ночью тайно покинуть Россию. Но произошло столкновение с другим кораблем, "Сааремаа" затонул, и теперь умы многих кладоискателей заняты проблемой поиска сокровищ.
Мне удалось ознакомиться с тремя папками архивных документов, посвященных расследованию событий вокруг "Сааремаа". Архивы содержат большое количество документов, которые позволяют восстановить хронологию событий, свидетельские показания очевидцев отражают реальную картину драмы. По списку парохода "Сааремаа", выбывшего в Ревель 1 декабря 1921 года через Петроградский Пропускной пункт в 3 часа (дня), в команду входило 15 человек, 4 пассажира, 1 лоцман и 1 контролер.
Дальнейший отсчет времени событий происходит с 8 декабря, когда ледоколу "Вьюга" было поручено произвести установку гидрографических знаков, а также провести пароход "Сааремаа" до чистой воды. С 1 декабря по 8 декабря, судя по всему, "Сааремаа" дожидался на рейде возможности пересечь ледяное поле. Нигде в документах не отражены события этих 7 дней. Переход сквозь льды был труден, по словам команды "Вьюги", корабли постоянно помогали друг другу. "Сааремаа" часто выдергивал "Вьюгу" за корму из ледяного плена. Так им удалось дойти до Шепелевского маяка. Но из-за сильного ветра начался ледоход и корабли понесло на минное поле. (Минные поля окружали все подходы к Петрограду, для прохода кораблей были лишь узкие фарватеры.) "Вьюга" встала на якорь, пытались сдержать дрейф работающими машинами. Но, находясь в ледяном плену, корабли продолжали дрейфовать. 9 декабря в 2.30 ночи "Вьюга" снялась с якоря, решив удалиться от минной опасности. И буквально через 5 минут на корабле почувствовали удар по левому борту. Оказалось, что произошло столкновение с пароходом "Сааремаа", который вслед за этим начал очень быстро тонуть. Слышались крики многих людей "Товарищи, спасайте!", "Товарищи, спасайте, гибнем!". На "Вьюге" поднялась суета, команда пыталась оказать помощь тонущим, кидала спасательные круги и доски. Но шлюпки были не готовы к спасательным операциям, в частности, даже не было полных комплектов уключин. В воде видели как минимум троих людей, держащихся за такелаж. Двое ушли под воду достаточно быстро, а третьего пытались удержать и поднять на "Вьюгу" по штормтрапу. Но, по словам свидетелей, удержать человека было невозможно, настолько он обледенел. Его последние слова были: "Не могу больше держаться". Какое-то время "Вьюга" еще находилась на этом месте, но больше никого не удалось обнаружить, и чтобы прекратить дрейф на минное поле, "Вьюга" двинулась в строну основного фарватера. При движении на Кронштадт "Вьюга" была затерта льдами, часть команды попала на берег уже пешком.
Исходя из того, что 2 корабля в течение суток совместно боролись со льдом, пытаясь выйти на чистую воду, не хочется верить в последующий злой умысел членов экипажа "Вьюги". Трудно представить, что был нарушен принцип морского братства. Уж слишком эмоциональны воспоминания членов команды "Вьюги" о минутах трагедии, отраженные в протоколах дознания. С трудом верится в сговор команды "Вьюги", к которой были в этот рейс прикомандированы старший помощник командира с военного транспорта "Самоед" с матросами и команда судна "Азимут".
Лично я склоняюсь к мнению, что погибло судно в результате рокового стечения обстоятельств. Тяжелые погодные условия, неприспособленность судна к ледовой обстановке, слабая техническая оснащенность (были неисправны компасы, пеленгаторы), неподготовленные спасательные средства - все это и привело к трагедии.
Эстонская сторона довольно настойчиво требовала всестороннего расследования этих событий. Проверялось все, были затребованы даже сводки погоды из метеоцентров Тарту, Усть-Нарвы, Финляндии. Действительно, по метеосводкам температура в эту ночь падала, давление резко менялось, что способствовало усилению ветра. Темное время суток, в которое произошла катастрофа, тоже усугубляло обстановку. В архивах имеются документы от посольств Британии и Швеции, присланные в адрес Министерства иностранных дел Эстонии. Шведы говорят о своем подданном Каспере Мёллер, который 13 октября 1921 года отправил из Ревеля в Петроград груз, застрахованный на 7 миллионов эстонских марок. И 1 декабря 1921 года этим же пароходом "Сааремаа" из Петербурга в Ревель послан обратный груз на 100 000 шведских крон и платежные поручения за реализованный товар.
Британцы сообщают о том, что перевозкой груза на пароходе Сааремаа занималось британская фирма Messrs The Europe and Asia Trading Company, которая также понесла убытки.
Владельцем "Сааремаа" был эстонский гражданин Павел Николаевич Малахов. Малахов для Эстонии того времени - то же самое, что Генри Форд для Америки. Этому человеку принадлежал торговый бренд "Таллиннские кильки".
П.Н.Малахов активно переписывался с дипломатическим представительством РСФСР в Эстонии по поводу необходимости подъема "за свой рискъ и счетъ" утонувшего парохода. Он был согласен на все варианты контроля и надзора со стороны российских властей. Малахов считал, что подняв судно, ему удастся восстановить историческую правду и остановить распространение негативных слухов о команде. Тем более, что в списке погибших находилась некая Пелагея Малахова, судя по всему, его родственница. Но на три запроса ответа на последовало, была лишь получена общая нота, где указывалось, что правительство России считает принятые меры к расследованию происшествия достаточными и дальнейшее разбирательство - безосновательным.
Правило нашего сайта - расследовать историю кораблей, погибших в территориальных водах Эстонии; к таковым "Сааремаа", затонувший в российских водах, не относится. Хочется просто высказать свою версию возможного развития событий, так как в последнее время в российской прессе наблюдается определенный всплеск интереса к данной истории и трактовка событий производится по принципу разделения на черное и белое. В эстонский водах находятся корабли с не менее интересной историей, как например английское судно Lady Stanley", погибшее с грузом вина в 1873, французский корабль "Marie Josephine", везший шампанское в 1867, и многие другие. Так что есть чему посвятить очередной сезон исследований."

17.02.2005

Андрей
andrei@diving.ee

Оригинал списка команды "Сааремаа"
Прошение П.Н.Малахова о подъеме судна.
Дипломатическая переписка.
К началу страницы