Ржавые берега.</td
Море разделяет людей на тех кто был первый и тех кто пришёл потом.
Шек Эксли.

Немного истории..Великое дело интернет. Когда совсем делать нечего или на улице плохая погода, залез в него, и можно торчать хоть весь день блуждая в сетях всемирной паутины.Вот так и сегодня, случайно забрался на сайт www.miltaria.lib.ru нашёл на нём справочник: "Суда Министерства морского флота, погибшие в период Великой отечественной войны 1941-1945 гг. издано в 1989 г..Меня это заинтересовало и я стал смотреть оглавление. В разделе "благодарности" увидел знакомую фамилию В.С. Коппельман.Ба, да это же мой старый знакомый Владимир Семёныч. Автор справочника благодарил его за раздел про Балтийское море. Стал листать интернетовские страницы справочника о Балтике и вихрь истории закружил на экране моего моего компьютера. Среди затонувших судов нашёл знакомые названия и моё старое желание написать о них- погибших у острова Гогланд возникло с новой силой и тогда я решил, если не я, то кто? Пятнадцать лет прошло с той поры, как они были обнаружены в совместной экспедиции клубов: "Хомо-акватикус" и "Ихтиандр" и никто из участников не решился на это благородное дело.
Итак, время начать свой рассказ о трёх судах затонувших у острова Гогланд в августе 1941 г.. Многие конечно читали о Таллиннском переходе в 1941года. Есть разные мнения об этом, но не нам судить мёртвых хотя факт есть факт. Конечно, эта кровавая бойня ещё не до конца исследована и как историкам так и аквалангистам есть ещё много работы чтобы поставить все точки над "и" . Правильное или неправильное решение принял адмирал Трибуц, когда отправил все конвои по северному фарватеру, никто не может определить сейчас. Тем более, что немцы и финны к тому времени успели столько навалить мин в Финском заливе, что никаких фарватеров не существовало, а было одно огромное минное поле от юга до севера, от Таллинна до Кронштадта.Вдобавок, его прикрывала с воздуха вражеская авиация.Конвои прорывавшиеся в Кронштадт, теряли суда и корабли на минах и бомбах.Большинство кораблей и судов легли на грунт в районе мыса Юминда, некоторая часть дошла до острова Гогланд и совсем единицы пришли в Кронштадт. Не хочу писать о боевых кораблях Балтийского флота это другая история, но дошли до Гогланда и там погибли торговые суда : теплоход "Выборг" , пароходы "Вайндлоо", "Калпакс", "Лейк Люцерн", "Шауляй"," Скрунда", "Сигулда", теплоходы "Вторая Пятилетка", " Иван Папанин", плавмастерская "Серп и молот".Весь этот список я переписал из справочника. Я конечно не уверен на все сто, но этому списку можно доверять, тем более,что относительно трёх судов он абсолютно правдив.

Совместные планы.

Ещё летом 1987 года мы начали потихоньку дружить с аквалангистами из соседнего города Нарва. Клуб их назывался "Хомо-акватикус" и по своему оснащению и комплектации ребята ушли далеко вперёд от нас. У них уже в то время было два компрессора ЭК-2-150, куча аквалангов и мокрые костюмы толщиной 7 мм., но конечно это всё мелочь по сравнению с их катером типа МСТБ. Для нашего клуба это были лишь мечты, и самое большое плавсредство что у нас было - это катера типа "Прогресс". Да и со снаряжением у нас тоже было негусто: 4-АВМ-1М и к ним компрессор СТАРТ-1м. Конечно большое спасибо мужикам, что не оттолкнули нас тогда, а помогли тоже встать на ноги и взяли нас с собой в море.Тогда же летом и был заключён тройственный союз между клубами "Хомо-акватикус"(г.Нарва президент В.Никифоров), "Тритон" (г.Вильянди президент Адо Томсон) и "Ихтиандр"(г.Силламяэ ) По мере нашего общения клуб "Тритон" как-то незаметно выбыл из наших общих дел, хотя у меня до сих пор с Адо хорошие отношения. Кроме того, Владимир поддерживал хорошие отношения с подводным археологом из Таллинна - Велло Мясс. Велло и посоветовал Володе обязательно понырять у о.Гогланд и даже дал координаты одного места, где точно лежал железный корабль. На него мы и решили пойти нырять, назначив экспедицию на начало лета 1988 года.

Первый опыт.

Почти всю зиму мы с моим другом Павлом Мещеряковым провели в славном городе Воронеже, изучая водолазное дело в школе водолазов под бдительным надзором мужиков из клуба "Риф". Кто там учился, наверное знает, что почти все инструктры в школе водолазов "рифовцы". Огромные энтузиасты водолазного дела с нескрываемоё гордостью показывали свой клуб и по вечерам мы с Пашей торчали в клубе, вникая в тонкости перехода клуба на хозрасчет. В мае мы закончили школу,став дипломированными водалазами и отличниками обучения. Володя Никифоров позвонил мне в июне за неделю до начала экспедиции.Паша не смог поехать, и пришлось мне одному идти с нарвитянами в море. Из клуба "Хомо-акватикус" были: В.Дубовик - фото-кино съёмки, И.Березин, С.Бельков, Г.Сургучёв - аквалангисты, капитан Анатолий и постоянный член всех экспедиций - Владимир Никифоров. Когда я появился на причале, погрузка оборудования уже началась и, закинув свои пожитки в кормовую каюту, я тоже стал таскать мешки и ящики на борт. Вместе со всеми участвовал в погрузке и незнакомый мне человек. Так я и познакомился с Владимиром Семёновичем Коппельманом, сотрудником Морского музея в Таллинне. Дослужив свой срок в Балтийском флоте до пенсии, он поселился в Таллинне и в тот год приехал к нам как консультант по кораблям и судам затонувшим у острова Гогланд. Как и все бывшие моряки он был прекрасным рассказчиком и у него в голове было столько информации, что он мог целыми днями рассказывать о войне, кораблях и морских сражениях.Вышли в море в обед, и после пятичасовой болтанки, пришли на о.Большой Тютерс, встав на ночёвку в маленьком порту. Перед тем как пойти на о.Гогланд, решили "разныряться" на Тютерсе. До сих пор помню как я в пятимиллиметровой "Чайке" полз вместе с Дубовиком по якорной цепи на тридцати метровую глубину. Видимость на дне была неплохой, но страшный холод сковал мои конечности. Руки без перчаток вмиг окоченели, но я стойко держался вместе с Володей, и через десять минут мы выплыли на наверх. С этой минуты я стал полноправным членом клуба "Хомо-акватикус" и прикладывал все усилия, чтобы как можно чаще быть в море и в поиске. Пока мы ходили на погружение, Владимир Семёнович нашёл на берегу пушку Путиловского завода и после обеда мы пошли смотреть на нее. Пушка была с разорванным казёнником, но тем не менее, Семёныч твёрдо решил вывезти её с острова. Во время нашего гуляния по острову, мы видели не одну пушку, но они были немецкие, и Семёныч не проявил к ним ни какого интереса. Когла мы вернулись на причал, то увидели, что нас там уже ждут какие то люди. Как оказалось это были маячники с северного маяка. Мужики они оказались гостепреимными, и с тех пор путь на о. Гогланд и назад всегда лежал через о.Большой Тютарс.

Первые находки.

На следующий день по тихой воде и с ярким солнцем мы прибыли на о.Гогланд и сразу начали поиск затонувшего корабля на южном мысу острова, рядом Южным маяком.Владимир Семёнович тоже знал про это судно от Велло Мясса и через один час мы сидели на дне среди скопища труб, котлов и ржавых листов железа. Судна практически не существовало. За сорок семь лет его так размазали по дну волны и лёд, что спустившись на дно, мы были как на гигантской свалке. Огромные паровые котлы были ближе всего к берегу на глубине семи метров и почти доходили до поверхности. Паровая машина лежала на боку, борта только в середине поднимались над дном, а в носу и корме были одни обломки. На следующий день мы присмотрелись к этим обломкам и потихоньку наверх потянулись разные артифакты: патроны, снаряды, всякие железки, противогазы. Владимир Семёнович не уходил с кормы и просил всё больше и больше разнообразных артифактов. Погода была штилевой и работа продвигалась быстро. Благодаря тому, что глубина погружений не превышала десяти метров, мы торчали на дне по два, три часа в день. Наконец, кто-то вытащил из под воды автомобильное зеркало и кусок бампера от легковой машины и с той минуты все копались только в том месте где был найден автомобиль. Многие части машины были хромированными. Кто-то подобрал клапана от мотора разглядев на ещё под водой какие то на них надписи. Когда их подняли наверх, Владимир Семёныч не глядя на них заявил, что на них написано "Паккард". После того как их почистили так оно и оказалось.После этого Семёныч объявил, что на дне лежит "Лейк Люцерн", так как только на него грузили девять легковых машин типа "Паккард". Как оказалось эти машины попали в Эстонию как подарок эстонскому правительству от правительства Англии. После событий в июле 1940 года, все машины перешли в пользование Таллинской базы военно-морского флота СССР и на них ездили адмиралы и генералы, но до этого на мягких кожанных сиденьях важно восседали министры буржуазной Эстонии и даже одна машина принадлежала президенту Эстонии К.Пятсу.После этого нам удалось поднять руль и мотор. Мы почистили мотор и сфотографировав его, опустили на дно.Руль же на котором была надпись" Паккард" долго валялся в на складе клуба" Хомо-Акватикус" и после переезда клуба в другое помещение исчез.Итак, это был грузовой пароход "Лейк Люцерн" или военный транспорт 581, водоизмещением 2317 брт.. Приписан он был к Эстонскому государственному морскому пароходству и погиб 28.08.1941 г. в финском заливе у южной оконечности о. Гогланд. Пароход вышел из Таллинна в неисправном состоянии. Следовал в конвое №3 в Кронштадт. Двадцать девятого августа был сильно повреждён прямым попаданием авиабомб. Погибло около двухсот человек. Тяжело раненному капитану Г. Каську удалось довести судно до острова Гогланд и посадить его на мель. Более2500 человек было доставлено на берег. Во время последующих атак немецкой авиации покинутый пароход получил повреждения и затонул. Об этом судне и сообщает вышеупомянутый справочник. Нам же удалось послушать рассказ Владимира Семёновича об этом событии в более развернутом виде. Все суда были брошены на растерзание немцев кораблями прикрытия и конечно они не смогли противостоять немецкой авиации имея на борту лишь винтовки. Правда на корме у "Лейк Люцерна" стояла пушка 45мм. снаряды от которой мы и находили в районе винто-рулевой группы парохода. Однако, что могла сделать одна пушка против сотни самолётов люфтваффе. В то время как суда торгового флота любым путём старались спасти людей, корабли экскорта "Киров", "Октябрьская революция" и другие ушли с поля боя бросив суда конвоя без прикрытия и это факт.