Эсминцы Т-22, Т-30, Т-32
В течении последних трех лет мы, по мере сил и возможностей, занимаемся обследованием затонувших в Нарвском заливе немцки эсминцев Т-22, Т-30, Т-32.
Нырялка довольно тяжелая, условия сложные, но процесс накопления материала идет и в следующем сезоне надеемся завершить полное описание и идентификацию обломков миноносцев.
В нашем музее будет специальный стенд посвященный эитм эсминцам. Надеюсь, что и с реальными экспонатами у нас проблем не будет.

Вот что нам удалось пока собрать об этих кораблях.
Миноносцы проекта 1939 года
Обстановка в Финском заливе продолжала оставаться сложной, поэтому в начале июля туда была направлена 6 я флотилия миноносцев под командованием корветтен-капитана Копенгагена. К уже находившемуся в финских шхерах "Т 30" присоединились "Т 22", "Т 23" и "Т 32". Первая же операция, которую флотилия проводила в полном составе, обернулась трагедией.
Немецкое командование решило усилить обширное заграждение "Зееигель" в Нарвском заливе дополнительной секцией "Xb" и отдало приказ 6 й флотилии произвести эту постановку в ночь на 18 августа. Днем 17 го в Хельсинки миноносцы приняли с минного транспорта "Кондор" по 31 противолодочной мине UMB и 23 минных защитника EMR и в 18:37 вышли в море. На переходе соблюдалось строгое радиомолчание. Радары не использовались, но чтобы штурманы могли определиться, маяки на острове Большой Тютерс и в местечке Валасте на южном берегу Нарвского залива должны были ненадолго загораться каждые 20 минут.
К полуночи флотилия прибыла в Нарвский залив, и на кораблях начали готовиться к постановке. Стояла прекрасная погода, с легким юго-западным ветром и хорошей видимостью. В 00:13 миноносцы изменили курс со 144° на 59°, а еще через десять минут легли на боевой курс 329°, развернувшись в строй фронта с интервалом 100 м. При этом флагманский "Т 30" поменялся местами с "Т 23". Одновременно был отдан приказ приступить к постановке.
В 00:25, когда поворот еще не был завершен, два мощных взрыва прогремело в середине левого борта "Т 30". Их наблюдали как находившиеся поблизости немецкие подводные лодки "U 479" и "U 679", так и советский корабельный дозор. Командир "Т 23" капитан-лейтенант Вернер Вайнлиг (на основании его донесения в основном строится дальнейшее описание) счел, что флагман подорвался на дрейфующей мине, сорванной с соседней линии заграждения, на "Т 22" взрывы приняли за торпедные. Окутанный дымом "Т 30" застыл на поверхности моря с сильным креном на левый борт.
Не прошло и минуты, как от двух взрывов содрогнулся "Т 32". На борту "Т 22" и "Т 23" шла напряженная работа: экипаж пытался вернуть подготовленные к постановке мины в "безопасное" состояние. Вайнлиг отослал расчет носового орудия на бак для наблюдения за поверхностью. Гидроакустики миноносца, работая в активном режиме, обнаружили мины в секторе 30…65 на расстоянии около 1200 м. Сомнений не оставалось - флотилия попала на минное поле.
В 00:33 поврежденный "Т 30", наскочив еще на одну мину, взорвался, переломился и затонул. Остававшиеся целыми "Т 22" и "Т 23" обменивались сообщениями посредством прожектора. В 500 метрах слева от них качался "Т 32" с оторванным носом. С него сообщили, что командир корабля капитан-лейтенант Денерт серьезно ранен, а из-за поступления воды буксировка возможна только кормой вперед. Вскоре приготовления к буксировке были закончены. Несмотря на опасность, "Т 22" (капитан-лейтенант Вальденбургер) трижды пытался сблизиться с поврежденным миноносцем. В 01:05 между кораблями взметнулись два мощных взрыва. Сразу после этого акустики "Т 23" доложили о шумах торпед, а почти все находившиеся наверху явственно слышали звуки моторов. Около 01:13 "Т 23" запросил "двадцать второго" о состоянии и возможности буксировки, как вдруг еще один сдвоенный взрыв разорвал "Т 22" на куски (спасшиеся впоследствии утверждали, что взрыв мины вызвал детонацию торпед в носовом аппарате).
Теперь "Т 23" остался единственным неповрежденным кораблем флотилии, и Вайнлиг лихорадочно обдумывал дальнейшие действия. В воде находились моряки с затонувших миноносцев, взывавшие о помощи. Однако донесения о шумах моторов не прекращались, а в 01:18 расчет орудия №3 доложил о замеченном силуэте вражеского торпедного катера. В создавшихся условиях Вайнлиг принял тяжелое решение не рисковать кораблем. Осторожно выйдя с минного поля, "Т 23" 27 узловым ходом пошел на запад. В штаб 9 й дивизии сил охранения была дана радиограмма с просьбой выслать мелкосидящие катера для спасения уцелевших. На переходе неоднократно устанавливались радиолокационные контакты с "торпедными катерами" противника, но в 12:41 миноносец благополучно прибыл в Хельсинки.
"Т 32" утром затонул. По немецким данным, его уничтожила советская авиация, но нашими документами это не подтверждается. Забегая вперед, скажем, что опасный груз затонувших миноносцев заставил отказаться от любых попыток подъема, а место их гибели "обработать" бомбардировщиками.
С рассветом обе стороны развернули спасательную операцию. Несмотря на все усилия, немецким тральщикам удалось спасти всего 51 человека. Летающая лодка Do 24 поисково-спасательной службы за несколько вылетов подобрала еще 90 человек, причем во время последнего рейса из-за перегрузки не смогла взлететь и была вынуждена передать часть людей на корабли. Около полудня в район гибели миноносцев вышли три советских торпедных катера и один катер "МО". Они подобрали 30 немецких моряков. Затем операция была продолжена с участием катеров и авиации: первые за 18-19 августа выловили из воды еще 77 членов экипажей погибших кораблей, в том числе и командира флотилии корветтен-капитана Копенгагена, а истребители потопили 15 резиновых лодок, которые катера не могли подобрать. Ответными ударами ВВС противника был поврежден находившийся в дозоре "БМО 520". Всех пленных немцев доставили в Кронштадт и, к немалому удовольствию населения, колонной провели по улицам города. Допрос на месте проводили начальник оперативного отдела штаба КБФ капитан 1 ранга Ю.В. Ладинский и начальник разведотдела капитан 2 ранга П.Д. Грищенко. Впоследствии Копенгагена отправили в Москву.
В результате трагедии в Нарвском заливе немецкий флот лишился трех первоклассных кораблей. Вместе с ними погибло 287 человек, 107 попало в плен. Флотское командование не стало проводить детального расследования, поскольку оно "могло представлять лишь академический интерес". Основной причиной (подтвердившейся после войны, благодаря изучению советских документов) был назван подрыв на минах заграждения "Зееигель IXb", установленного десантными баржами. Последние имели крайне примитивное навигационное оборудование, поэтому в расположении полей допускались значительные неточности. Кстати, на данное обстоятельство командир флотилии указывал еще до выхода на роковую постановку, но к его мнению тогда не прислушались. Заметим, что в декабре в аналогичной обстановке погибнут эсминцы "Z 35" и "Z 36", зато "Т 23" и "Т 28", принимавшим участие в той роковой операции, благодаря грамотным действиям командиров удастся избежать столь же печальной участи.
Наконец, нельзя не упомянуть о связанной с этой историей легенде, гуляющей по отечественной военно-морской литературе и дающей повод причислить гибель миноносцев к успехам советского флота. Вкратце она выглядит так. Катера-тральщики, производившие траление в Нарвском заливе, обнаружили буйки (вариации: светящиеся вехи, привязанные к якорям бочки), обозначавшие границу немецкого минного поля, и переставили их на само заграждение. Педантичные немцы пошли по обозначенному фарватеру и подорвались.
Ф.Б. Мудрак, командовавший в то время 7 м дивизионом катеров-тральщиков, рассказывая об этом случае в своих мемуарах, говорит, что автором и исполнителем дерзкого замысла был командир "КТ-97" мичман Г.М. Давиденко (обеспечивающий в походе - флагманский штурман бригады траления капитан 2 ранга И.В. Васильев). На поверку, версия Мудрака оказалась не единственной. В брошюре "Адмирал Трибуц" (М., 1981) биограф адмирала Н. Михайловский приводит другие номера катеров - "КТ-707" (мичман В.И. Черноносов) и "КТ 711" (мичман М.Н. Голубев), а автором операции называет командира дивизиона В.В. Чудова.
Как бы ни хотелось считать все сказанное правдой, но факт остается фактом - в материалах немецкой стороны нет даже намеков на какие-либо навигационные отметки…
1.Оба рассказа содержат ряд нестыковок, особенно это относится к варианту Михайловского. Чтобы передвигать буйки в западной (тыловой) части заграждения, нужно было целиком его форсировать, что как раз и пытались сделать наши тральщики. 1-й Гвардейский Краснознаменный дивизион КАТЩ, в состав которого входили 707 й и 711 й, действительно привлекался к боевому тралению в Нарвском заливе, но с 10 августа его название исчезает из ежедневных сводок. К тому же, катера принадлежали к типу "Р", имевшему осадку более 1 м, поэтому считавшемуся глубокосидящим и использовавшемуся в третьем эшелоне траления.