Обычное погружение. Нарвский залив
Катер уже минут пятнадцать ровно гудел мотором, удаляясь от берега. Толик уверенно ведет его, устремляя свой взор в морские дали. Ему еще бороду и трубку в зубы, вылитый капитан парусника со старых картинок.
Растаяли в дымке вышки сотовой связи, только высокий берег темной полосой выделялся на фоне вечернего неба. Солнце краснело все быстрее, собираясь занырнуть в море вместе с нами. Волна улеглась, давая возможность ветру поменять направление на противоположенное. Осталось совсем немного времени спокойно посидеть и поковыряться в себе, делая вид, что перебираю снаряжение. Скоро поставим буй над точкой и вниз в неизвестность. В голову лезут всякие никчемные мысли и воспоминания. Пытаюсь их отогнать, но все равно приходится заново анализировать последнее погружение и возвращаться в те ощущения, заново переживая эти минуты. Прошлый раз, как всегда после работы, вечерком выбрали окно в море и пошли на новый объект. Сонар показал большой кусок корпуса немецкого миноносца, размерами с четырехэтажный двух подъездный дом, перевернутый килем вверх. Рядом лежало много всякого хлама и две большие мины. На сонаре очень четко их рассмотрели. Мина - это шар диаметром метра полтора, способна разорвать на куски корабль. Результаты взрыва мы и хотели осмотреть на дне. Это было первое погружение на этот объект. Все было как всегда буднично и рутинно. Поставили буй, оделись, и мы с напарником пошли первые на разведку. Глубина 39 метров на дне, кромка киля возвышается над дном на 12 метров. Кусок корпуса длиной метров 20 -25.
Как можно быстрей стараемся спуститься на дно по веревке от буя до импровизированного якоря (круглый блин из стали, весом 20 кг). Вода на поверхности 10 градусов, проходим первый термоклин на 8 метрах, вода не более 7 гр. немного обжигает часть лица не закрытую максой. Еще немного и купол над головой смыкается, свет уже не пробивается с поверхности и такое ощущение, что падаешь в бездонную, холодную мглу. Немного не по себе, страх ищет слабое место в голове, но разум знает, что дно уже рядом. Включаю фонарь, луч уходит в никуда не находя преграды, только столб света в мутной воде не более трех метров. Вот уже видно границу второго термоклина, значит, уже погрузились на 25 метров. Придонный слой стоячей воды более мутный и граница четко видна, фонарь выхватывает светлое пятно, но оно быстро нас поглощает, и мы проваливаемся сквозь него дальше вниз. Вода 3 градуса, всегда одинакова и зимой и летом. Становиться холоднее и давление сказывается, костюм стал тоньше.
Фонарь, как всегда неожиданно, выхватывает из небытия кусок дна, это пятно несколько квадратных метров в трех метрах от меня. Медленно тормозим, Напарник рядом, не спеша вывешиваемся, обмениваемся знаками, что все в порядке и выбираем направление для движения. Я снимаю показания компаса, стрелка явно врет, так как упали мы удачно, прямо рядом с бортом. Под водой это выглядит, как светлое пятно ржавой, покрытой рыжим мхом пологой стены. Пока болтались у якоря, сильно намутили и стараемся как можно быстрее отойти от этого места. Медленно, как в невесомости, передвигаемся вдоль борта, разглядывая дно. Именно этот борт глубоко погрузился в ил и ничего интересного не видно, только какие то доски и куски металла. Напарник чуть выше меня и поотстал, но мне видно блики его фонаря, даже оглядываться не приходится. Появляется азарт, наверное свою роль играет азот, медленно насыщающий собой организм и превращающий меня в наркомана.. Страх улетучился или отступил, но уже не тревожит мысли и чувства. Как всегда неожиданно, в этой мутной воде, борт резко обрывается своими рваными краями и открывается черная пустота трюма. Жду напарника, показываю, что бы посвятил мне сверху, все веселее немного, когда видишь свет наверху, знаешь, что кто-то есть рядом и всегда сможет помочь.
Медленно ухожу внутрь огромной пещеры, на дне фонарь своим лучом выхватывает куски искореженного металла, переплетения труб и кабелей. Вот одиноко торчит ботинок, обращаю внимание на сильно изношенную подошву, интерес побеждает, я приспускаюсь и вытаскиваю его на свет из ила. Никакого клейма нет, жаль, облако мути заставляет меня срочно двигаться дальше. Пока возился с ботинком, воздух сбил ржавчину с потолка пещеры или точнее когда-то внутреннего дна судна, обрушив на меня рыжий дождь ржавой взвеси. Оглядываюсь на фонарь напарника, столб света уже слабо виден, пора возвращаться, но что-то тянет дальше в никуда, никак не решиться на разворот. Оглядываюсь еще раз и вижу, что Напарник светит в мою сторону и машет своим фонарем, подает какие то знаки, привлекая мое внимание. Разворачиваюсь и вдруг вижу, что свет надежды в конце туннеля медленно растворяется и исчезает.
В голове учащается пульс, стараюсь удержать ровное дыхание, собираюсь с мыслями. Понимаю, что что-то случилось у напарника, и я остался один на один с темнотой и холодом, в корпусе корабля в окружении всякой ржавой дряни, которая так и норовит зацепиться за снарягу. Свет фонаря это единственное, что оставляет надежду благополучно выбраться в наружу. Медленно смещаюсь к борту и иду на выход. Муть, поднятая мной же, помогает определять направление. Стена кажется бесконечной или это просто кажется, все тело превратилось в единый организм, кажется, что чувствуешь каждую свою клеточку и она , эта клеточка готова немедленно выполнить твой приказ. Стена опять резко обрывается и фонарь упирается в пустоту, Урааааа. Смотрю на комп, показывает, что прошло всего 8 минут, у меня еще есть 7. Есть время дойти до линя и подняться, медленно и безопасно, но что-то удерживает, внутренний голос говорит - посмотри, что на дне. Решение принято, опускаю фонарь и медленно спускаюсь, поворачивая за стену. Неожиданно луч упирается в большой ржавый шар, мина !!. В голове мелькает план погружения, после изучения сонограммы. Точно, вспоминаю всю схему и начинаю понимать, где нахожусь. В голове как будто включили компьютер, или, по крайней мере, поменяли процессор на более производительный. Направляю луч чуть в сторону и вижу большой кусок борта или переборки, точно чуть дальше должна лежать большая квадратная железяка. Медленно двигаюсь, осматривая дно, внимание привлекает край фарфоровой тарелки заманчиво торчащей из ила, азарт побеждает, и я вцепляюсь в трофей. Сразу вытащить из глинистого ила его не удается, рука соскальзывает, начинаю раскачивать и мутить воду. Увлекся сильно, кругом облако мути и пора из него выбираться.
Ухожу выше и чуть в стороне вижу большую квадратную тележку с катушкой троса. Это минная тележка, их скатывали вместе с миной за борт, где они служили якорем мине.
Вдруг вспомнил, что я один, холодок начал медленно заползать под костюм, может от страха, а может просто от холода. Смотрю на компьютер, еще есть одна минута, но решаю больше не испытывать судьбу и начинаю медленно подниматься. Это самое сложное в нырялке, свободный выход с глубины. Один, в полной невесомости, как в космосе, нет опоры, глазу не за что зацепиться, только пузырьки устремляются в никуда. Именно там, в "никуда" и есть мой мир, наполненный светом и радостью, печалью и заботами, тем всем, что называется моя жизнь.
Включаю подсветку дисплея компьютера, от зеленоватого света и цифирек становиться совсем хорошо, холод отступает, может от этого, а может от того, что прошел термоклин. Выключаю фонарь и медленно поднимаюсь, наслаждаясь полным покоем.
Просидев 5 минут на трех метрах, выглядываю на поверхность. Ребята явно беспокоились и ждали меня. Катер был уже рядом, они следили за мной по пузырям воздуха и видели, что я вишу на декомпрессии. Напарник первый кидается помочь мне, вид у него немного виноватый, но я сразу его успокаиваю, говорю " что понял, в чем дело ".
Оказалось у напарника замерз редуктор и он просто был вынужден аварийно всплывать. Весной у меня была похожая ситуация, на 45ти метрах прихватило редуктор, но Валера был рядом, я ему показал, что все окей и мы медленно стали подниматься. Он был рядом и всегда готов был прийти на помощь, держал на всякий резервный легочник. Но у меня замерз на вдохе и воздух медленно, но поступал, хоть через раз, но дышать можно было. У напарника воздуха для дыхания почти не было и меня не было рядом, ему пришлось почти аварийно подниматься, оттаивать на поверхности и снова погружаться для декомпрессии.
Между тем, суета выводит меня из внутреннего погружения в себя. Ребята разматывают буй, подсмеиваются надо мной. Им показалось, что я уснул сидя.
Снова одеваемся и опять манящее "никуда" поглощает нас, смыкая свои объятия над нами ……..
>
К началу страницы
 
  • Liho gnete ,tolko ia ne ponal,kto eto bil s Tolikom Zeka chto li?Neploho bi chto bi i Tolik dopolnil etot rasskaz kak on vsplival avarino s takoi glubini.Voobze to mne ponravilos.Ihtiandr.
 
  • Михаил это не катер а "СВЕТЛАНА"(имя же написано),но написано отлично!
close
Ваше имя 
E-mail 
Тема сообщения 
Ваше сообщение 
URL для ссылки 
Заголовок ссылки 
URL Картинки